Перейти к содержанию

Джокер

Пользователи+
  • Публикаций

    73
  • Зарегистрирован

  • Посещение

Репутация

31 Очень хороший
  1. Джокер

    Прорыв. ( повесть )

    Озером оно было в 1581 году , в нашем же мире 21 век , оно уже предстало болотом. Пример тому старица , выше Керчева.
  2. У меня когда напарник из Омска , увидел этот флаг он сразу задал мне вопрос - Это что за , три кирпича на полотнище ? - - Это соль , точнее три кристаллика - - У вас там кроме добычи соли , нечего нет ? - поинтересовался Вовчик . - Есть - - Что ? - - Химия , металлургия , нефть добывают , много еще чего есть - - Ну видать была судьба , все это отразить в вашем флаге . Не в обиду , но флаг ваш ПОЛНАЯ БЕЗВКУСИЦА - подвел итог Вова Тарасов. Это мнение человека , со стороны и он в чем то прав. Шека вроде Уралкалевец , тогда он честно заработал звание почетного гражданина города Уралкалий .
  3. Джокер

    Прорыв. ( повесть )

    Оттолкнув дежурного стрельца, мы внесли носилки, с раненым Лёхой, в комнату Тэро… Поджав колени, колдун сидел в центре комнаты. Его стеклянный взор вперился в дверной проём, в который мы и вошли. Создавалось впечатление, что Тэро нас ждал ... . - Переложите его на мою кровать - скомандовал он, едва завидев нас. Вытерев влажной тряпкой лицо Лёхи, колдун задумчиво произнес - Жить ему не долго осталось. Надо, чтобы ты отвёз его на Лебяжье озеро, на алтарь - сказал Тэро, смотря прямо мне в глаза. - На какое Лебяжье озеро? - спросил я, вздрогнув от неожиданного предложения. - С которого вы пришли, вместе с другом - ответил невозмутимо колдун. Сбоку раздалось кряхтение, и я заметил изумление и настороженность на лице Глеба. - Матвей !!! Ты что, не сотник из Соли Камской ? - - Нет Глеб, он не сотник, а другой человек, из другого времени - ответил за меня Тэро. - Антихристы!!! Еретеки!! Предатели !!! - заорал Глеб, но был остановлен спокойным голосом Тэро. - Не надо, Глеб!! Они не предатели и не еретики. Он с честью выполнил роль убитого десятского, а его друг пошёл на смерть, ради всей Чердыни. Сейчас он ранен, и ему надо помочь. Ты можешь рассказать всем про этих двух людей, но, тогда ты сам будешь предателем и некогда не сможешь простить себе этого. Помочь им, как они помогли нам, наш с тобой долг, Глебушка! - Спасибо тебе, Тэро - поблагодарил я колдуна за добрые слова. - Не стОит ! Ты и так помог всем, кто был в городе - сказал спокойно Тэро. В комнате наступило молчание. Все отлично понимали, что из города нам с колдуном не выйти. Все ворота были усилены караулами, за счёт подошедшей подмоги. Всех тщательно обыскивали и проверяли, ведь никто не отменял военного положения, а, без колдуна, я не мог попасть к Лебяжьему озеру. Первым, кто нарушил молчание, был Глеб. - Мне без разницы, кто вы!!! Вы били со мной нагайцев. Вы мои друзья, и помочь вам, мой долг ! - - Как ты это сделаешь? Всё перекрыто. Из города почти никого не выпускают... - спросил я. Глеб покраснел, натужился и выпалил, на одном дыхании. - Я знаю, где подземный ход. По нему можно вывести Тэро. Ты, Матвей, возьмёшь пару лошадей. Завернем Паху и ты скажешь охране, что поехал его хоронить. Будешь ждать нас на берегу Колвы, у старой поваленной лиственницы. Не будем мешкать ! - - Спасибо тебе, Глеб ! - понурив голову, тихо произнес я. - Не за что!!! На том свете сочтёмся. Паху спасать надо ! - с весёлой ухмылкой ответил Глеб. Выйдя за двери, я позвал стражника. - Друг мой умер. Помоги мне его вынести и запеленать для похорон - сообщил я печальную новость, с интонацией приказа. - Дак, мне, батюшка сотник, сторожить приказано колдуна и никуда не отлучаться - вяло засопротивлялся стрелец. - Плетей захотел? - заорал я на побелевшего стрельца. - Прости батюшка, не то сказал ! - застонал стрелец. Запеленав, в течении часа, Лёху в белые холсты, я, со стрельцом, погрузил его на носилки между двух лошадей, и отправился в путь. Узнав меня, стрельцы на воротах поинтересовались, что я везу в носилках. - Паху, пушкаря. Хоронить!!! Все одновременно сдёрнули шапки и, где-то среди стрельцов, раздался тихий и спокойный голос. - Память ему вечная и небеса высокие... - Уже начало вечереть, когда я добрался до Колвы. Меня волновало одно, успел-ли Глеб вывести Тэро. Подведя лошадей к самой кромке водной глади, я стал ждать друзей. Внезапно, где-то рядом, раздалось тяжёлое пыхтение, а потом, совсем близко от меня, откинулся пень, и из-под земли появились две грязные фигуры. - Глеб, Тэро - тихо позвал я их. - Тут мы !!! Уходим быстрее, пока не стали искать - раздался из полутьмы тревожный голос Глеба. Первую ночь мы спали в лесу. Под утро, пришёл в себя Лёха и слабо застонал. - Лёха, держись ! Скоро будем дома, только не умирай ! - чуть-ли не взвыл я, гладя грязные, окрававленые волосы друга. - Прекрати орать и не давай ему, только, пить. Тут уже не далече. К вечеру дойдём - услышал я спокойный голос Тэро. На вторые сутки мы подошли к большому, перекрывающему весь проход, скальнику. - Куда ты завел нас, колдун? - злобно поинтересовался Глеб, рассматривая неприступный скальный барьер. - Куда надо !.. - невозмутимо отрезал Тэро и добавил - Где-то рядом должен быть большой кедр, вот там и проход. Через час нашего плутания мы, всё-таки, нашли тот самый кедр, а, за ним, в редком ельнике, примыкающем к скалам, небольшой грот. Разнуздав лошадей, мы, переложив на носилки моего друга, понесли его в глубь тёмного проёма. Впереди, освещая дорогу факелом, шёл Тэро. Мы с Глебом, неся умирающего Лёху, следовали за ним. Внезапно впереди появился отблеск солнечного света. Ещё немного, и мы вышли из скального прохода. Внизу, в долине, виднелась водная гладь озера, со знакомым островом из скал. "Дошли", радостно мелькнуло в голове. Через два часа мы уже были возле озера. Внезапно, на носилках зашевелился раненый Лёха, и мы услышали его слабый приглушенный стон. - Надо торопиться, хуже ему - сказал Тэро. Сделав небольшой плот, мы стали прощаться…. - Прощай Глеб!!! Я буду тебя вечно помнить ! Прощай, мой друг!!! - Прощай!!! Я знаю, что ты хороший человек и мой друг, а это для меня ГЛАВНОЕ. Мы обнялись. По щеке потекла жгучая мужская слеза. Нам было тяжело. Понимая что это наше последнее расставание, я ещё крепче сдавил плечи Глеба. Потом я попрощался с Тэро и, переложив Лёху на плотик, начал движение в сторону скального островка. Где-то вдали, на узкой кромке отдаляющегося берега, мне махали две фигурки. "Прощайте, друзья!" Водную гладь резало моё самодельное весло, и тонкие полосы вспененной воды расползались по поверхности. Ещё немного, и я добрался до острова. Взвалив друга на плечо, я начал подниматься к гроту. Войдя внутрь, я снял с плеча Лёху и аккуратно положил его на земляной пол грота. - Лёха, мы дошли!!! - сказал я своему раненому другу, словно заканчивая круг приключений в другом мире. В ответ же, я не услышал даже стона. Пощупав пульс, я понял, что мой славный друг умер, не дожив до нашего возвращения. Во мне как будто всё оборвалось. Я заорал от горя и ужаса. По щекам текли слезы, и горе от потери друга полностью отключило меня от внешнего мира. Было больно и тяжело. Не знаю, как долго я был в прострации. Придя в себя, я собирался похоронить Лёху по человечески. По русскому обычаю, покойного, перед погребением, обмывают. Так я и решил сделать, теперь уже с бывшим своим другом. Раздев Лёху, я стал обмывать его водой из грота, смывая кровь от ран, по всему телу. Приподняв его голову, я аккуратно протирал шею, как вдруг услышал слабый Лёхин стон… - АААА!!!!! - заорал я, и тут у Лёхи медленно открылись глаза. У меня было пред истерическое состояние. Слёзы градом текли по лицу, застилая глаза пеленой счастья. - Ты что ревёшь, Саня? - услышал я слабый голос друга. - От счастья ! - Грудь тяжело сдавили эмоции. Я чувствовал, что задыхаюсь от счастья. Слова застряли где-то глубоко в горле. Не в силах хоть что-то ещё вымолвить, я, обнимая друга, вспомнил слова Тэро. "Алтарь, как зеркало души, и, если ты чист и в душе прекрасен, так он тебя и встретит. Только там, что-то может произойти с твоим другом. Он это заслуживает. И встреча с алтарём, это, как у вас, встреча со Всевышнем" Тэро знал, что, кроме алтаря, ничто мне не поможет ! И он оказался прав. Потом, поддерживая друга как маленького ребенка, я нырнул с ним в прозрачные воды таинственного грота... Всё остальное вы знаете. Эпилог. Лёха Карсавин. Прошло уже две недели, но что-то не давало мне покоя. Вечером в гости на рисовался Сашка. - Явился, не запылился - начала высказывать своё отношение к моему другу жена. - Да ладно ! Я только на пять минут. Только поговорю с ним, и всё - стал оправдываться Сашка. - Идите на лавочку, курите. Только про коп свой забудьте ! - закончила она свои претензии. Присев на лавочку у подъезда, мы закурили. Было понятно, что разговор будет серьёзный. Первым молчание нарушил я. - Тоже, грызёт изнутри ? - поинтересовался я. - Спать не могу ! Думал, вся сказка. Ан нет, перед глазами, до сих пор бой у крепости ! - нервно выпалил Сашка. - И у меня тоже ! Беляй, Глеб, Емельян, Как будто вчера с ними расстались - ответил я другу. - Так больше продолжаться не может ! Мы так, точно, с ума сойдём ! - сказал Сашка. - Что ты предлагаешь ? – - Давай съездим в Чердынь, в музей - - Зачем ? - - Может, мы просто газу какого в этом гроте нахлебались, и это, только, галюники, которые нам привиделись. Там всё и проверим - осторожно высказал своё мнение Сашка. - Хорошо ! Давай завтра - ответил я другу, и мы обменялись рукопожатием на прощание. Назавтра, я взял отгул на работе. К 10ти утра подъехал Сашка, и мы рванули в сторону Чердыни. За окном мелькали чёрные стволы деревьев, уже без жёлтой листвы Со дня на день, должен был выпасть снег. Где-то рядом была уже матушка зима, и всё живое, словно затихло, в ожидании белого и пушистого первого снега. Миновав мост через Вишеру, через час мы въехали в Чердынь. Всё такой же, купеческий провинциальный городок, в котором, cловно и не было ни революций, ни дефолтов. Время там остановилось, хотя, кое-где, местами, виднелись современные вывески … "Пепси – Это твой мир". Видать, и сюда добралась это гадость .. В старом купеческом особняке разместился местный краеведческий музей имени А.С. Пушкина. В тот день, мы оказались единственными посетителями этих тихих и красивых комнат, с вещами из прошлого. Старые столы, ручные ткацкие станки, самовары. Только, это всё было не то, что мы искали, не то, что нас волновало. В одном из залов к нам подошла старушка - экскурсовод и поинтересовалась, на что мы желаем взглянуть. - Мы хотели бы узнать, подвергалась-ли Чердынь осадам нагайцев ? - спросил я. - Интересный вопрос, молодые люди - ответила бабушка - экскурсовод и продолжила. - В своё время, Чердынь выдержала одиннадцать осад, но, самая кровавая и жестокая битва произошла поздней осенью 1581го года с войском князя Кихека. - У вас есть какие-то документы ? - чуть-ли не в один голос прокричали мы с Сашкой. - Тише, не кричите - возмутилась старушка. - Простите ! Просто мы хотели как можно больше узнать - смиренно ответил я. - Вот так-то лучше - сказала, уже дружелюбно, старушка, и добавила - - У нас хранится грамота Чердынского воеводы с посланием царю, о битве с Кихеком. - Можем мы на неё взглянуть ? - спросил я старушку. - Только на её копию. Оригинал хранится в Эрмитаже. Его, после войны, вывезли в Ленинград блокадники, музейные работники, которые жили у нас в эвакуации. - Тогда, можно взглянуть на копию ? - попросили мы с другом. - Дак, вот же она, перед вами !! - сказала старушка и показала на стенд, на котором висела копия грамоты, написанной на старославянском языке. - Печально, но мы так никогда и не узнаем старославянское письмо ! Старославянский нам в школе не преподавали - с горькой иронией сказал мой друг. - Молодые люди, будьте внимательны, сбоку прикреплён перевод грамоты - сказала старушка и заулыбалась. В самом деле, сбоку от грамоты, на плохой бумаге, машинописным текстом был её перевод. Благочестивому Великому Государю, царю и Великому князю всея Руси, Иоанну Васильевичу. Пишт тебе твой раб убогий, твой воевода Василий Елецкий. Пришёл на землю твою князь Кихек с войском поганым из нагайцев и пелымцев. Многих людишек посекли, а город Соль Камскую разорили. Приходили и на Чердынь, но не смогли одолеть. Держали мы осаду от неприятеля. Многие служивые людишки бились, живота своего не жалели и приняли смерть мученическую за тебя, Великий Государь, и Отечество. Выстояли мы и разбили ворога, после длительной осады, но многих не досчитались мужей благородных и мужественных. Сотник Гаврила Ляпунов, сотник Соликамской Матвей Устюгов, урядник стрелецкий Емельян Кучин, десятский Паха Пачгин, посадский Василько Беляй и другие, многие, которые помогли выстоять и взошли на алтарь Господень, в последнем своём бою. Да будешь ты править тут вечно, и на то, все мы тут, рабы твои убогие. Раб убогий, твой воевода Чердынский, Василий Елецкий. Прочитав, мы резко развернулись и быстро пошли к выходу. Где-то позади, раздавался голос нашего экскурсовода. - Молодые люди, куда же вы ? Вы ещё не видели нашу новую экспозицию, посвящённую почётным членам города .. - Не слушая, мы бежали прочь от музея. По щекам, водопадом, лились слёзы. Не каждому дано прочитать про свои подвиги, через четыреста лет, и побывать на своём памятнике. Не приведи Господь ! Обратно, домой, мы гнали на полной скорости, в полном молчании. - Ко мне ? - спросил Сашка. - Давай - кивнул я, взнак согласия. Потом мы пили водку и вспоминали бывших своих друзей, из того времени. Вдруг Сашка замер и уставился на меня. - Ты чего ? - испуганно спросил я. - Я, кажется, с собой мешок из того времени уволок - тихо сказал Саня. - Это как ? - не понял я. - Я на тебя сидор надел, чтобы, за лямки, легче тебя тянуть было, через сифон - ошарашенно произнес Саня. - И что в нём ? - тупо поинтересовался я. - Не знаю. Сейчас увидим. Вон он, под столом валяется. - сказал Сашка и, нагнувшись, достал из-под стола тощий сидор. Развернув его на столе, мы достали оттуда два княжеских кубка. Мой, за Бетховена и Сашкин, за осаду. Это был финиш, впрочем, как финиш и всей этой повести о двух героях, которые, с честью выдержали все, выпавшие на их долю, испытания. Спасибо всем, кто дождался окончания ! .. С наступувшим Новым годом !!! Счастья и добра ВАМ ..... Да храни Господь, вас и ваши семьи !!!
  4. Джокер

    Серебро закамское

    Я про бои и сражения (про Пыскор) про которые вы тут глаголили в теме, у вас спросил. То , что вы предъявили по Строгановской летописи. То там ...... и приидоша под Канкор и под Кергедан городки ...
  5. Джокер

    Прорыв. ( повесть )

    Глава 14 Алтарь. Как-то раз, весной, на сплаве, мы попали в затор из поваленных деревьев, на одном из лже русел, оставшихся после большой алмазной драги. Нас прибило прямо в затор. Всё, вроде, было ничего, как вдруг, из-за поворота на нас пошла огромная льдина. - Атас - заорал брат жены и выпрыгнул прямо на брёвна из нашей десантной лодки. Мы же не успели даже охнуть,как нас накрыло и затащило под затор, в ледяную майскую воду. Всё, что я помню, это мутная вода и рывок наверх .. Сейчас же, всё было сложней. Просто хотелось выплыть, но глаза, почему-то, не открывались, а боль, словно сковала меня. Я не выдержал и застонал … - Лёха, не умирай !!! Только не умирай, родной - донёсся до меня, почти срывающийся, голос Сани . - Прекрати орать ! И пить ему, только, не давай ! Тут уже не далече, может, к вечеру дойдём. донёсся до меня чей-то очень знакомый голос. Я уже слышал этот голос, когда-то. Кто же это, кто ? Я так и не мог вспомнить. Было очень больно, словно в мою грудь кто-то, со всей силы, воткнул расплавленный штырь. - Глебушка, Матвей !!! Остановите лошадь и помогите мне его снять с волокуши. Я на ране повязку сменю. - опять донёсся до меня знакомый голос. - Хорошо, Тэро - услышал я голос Глеба. Меня бережно подняли из волокуши и положили на мягкую волчью шкуру. Тут я почувствовал пальцы колдуна, делающего мне перевязку. Они, чем-то, напоминали мамины. Ласковые, добрые и нежные. - Держись. Осталось немного - донёсся до меня голос Тэро, и я снова погрузился в темноту. Потом, когда, на короткое мгновение, я пришёл в себя, передо мной простиралась гладь большого красивого озера, величественная и спокойная. Когда я снова стал погружаться в темноту, где-то наверху, внезапно, начал открываться небосвод, и меня, кружа, как на карусели, начало поднимать наверх. Оттуда, сверху, голоса звали меня к себе… - Лёха !!! Давай к нам !!! - - Не хочу !!! У меня же мама, дети, жена Катька … заорал я изо всех сил, и, вдруг, это дышло карусели остановилось, меня скинуло вниз и я услышал плач Сашки .. Смутно, словно медленно выходя из пелены, я увидел плачущего у себя на груди друга.. - Саня, ты чего ? Я же тут - кое-как проговорил я и удивился, увидев, где лежу. Это был тот самый грот, с которого и начались все наши приключения. Я лежал на спине, не в силах пошевелиться, как большой, беспомощный ребёнок. - Господи !!! Свершилось !!! - заорал Саня. - Что свершилось? - спросил я, еле ворочая языком. - То, о чём говорил Тэро !! Ты только лежи, береги силы, нам ещё нырять - нежным голосом проговорил Сашка. - Куда нырять ? - спросил я друга. - Туда - ответил мне Сашка и показал на солнечный лучик в глубине водяной глади подземного озера. - Я не смогу - сказал я уставшим голосом. - Сможешь !! Ты же ГЕРОЙ и много чего сможешь ! А уж я тебя никогда не оставлю, и помогу - ответил мне друг. Через некоторое время, всё же, нырнув в красивую и спокойную водную гладь пещерного озера мы поплыли по заветному лучику, к нашему заветному выходу. И нам удалось !.... Меня накрыла влага. Это была влага Жизни. Я был усталый, обессиленный, но, абсолютно ЖИВОЙ И ЗДОРОВЫЙ. На выходе из грота лежала наша одежда 2010го года, словно мы никуда и не ныряли и ничего с нами не произошло. Одевшись, мы вышли из грота, и, перед нами, открылось Лебяжье озеро через 429 лет. Увидев большое и грязное болото, я, наконец, осознал, что мы вернулись в своё время. Потом была огромная сосна, и, внезапно заработавший, навигатор, выведший нас на лесную заимку, где нас и нашли местные охотники, которые, вместе с местным МЧС, разыскивали нас, как потерявшихся, с неделю назад, в лесу туристов. - Эко !!! Как вы как в тайге-то натерпелись, аж поседели все - высказал нам местный егерь, дед Никодим. Подойдя к маленькому зеркальцу, возле умывальника, сделанного из пластиковой бутылки, в этой, Богом забытой лесной избушке, мы увидели себя, насмерть уставшими, поседевшими, но, НЕ СЛОМЛЕННЫМИ . Потом были жаркие встречи с родными и близкими, вечные клятвы о том, что навечно будут забыты МДшки и клады, и невнятные рассказы о блуждании по тайге. Было-ли это, или нет, пускай останется между нами. Не суди, да не судим будешь, говорил Господь .... Глава 15 Сотник Соли Камской ( Сашка Малина ). Сейчас всё до расскажу.... С верха башни было отлично видно, как навстречу радостным нагайцам, для сдачи города, идет Лёха. Медленно, с белым платком в руке, навстречу этой много сотенной толпе волков в человеческом обличье, двигалась фигура моего друга в княжеских одеяниях... Стоял гул толпы нагайцев, возбуждённой и радостной от предстоящей встречи с князем и сдачи города. Дойдя до кромки крепостного рва, фигурка лже князя внезапно рухнула в ров, а следом раздался, словно раскат летнего грома, оглушительный грохот НАШЕЙ пушки. Тут же покатился вопль ужаса, смерти, отчаянья и боли от пушечной картечи. Эффект выстрела был ужасен. Картечь словно проложила просеку смерти из тел раненых и убитых нгайцев. С нашей стороны, в сторону крепостного рва, метнулись две фигурки, к тому самому месту, куда скатился Лёха. В доли секунды, спрыгнув в ров, они буквально выкинули из него Лёху и, подхватив под руки, потащили к крепости. И тут нагайцы пошли на штурм. - Уйсин !!! - раздался их боевой клич, и всё закрутилось в страшной карусели смерти. - Отсекай наших!! Пли!!! - заорал я. Грохнул пищальный залп, загребая всё новых и новых нагайцев лапами смерти. Пока стрельцы перезаряжали пищали, вслед пулям полетели стрелы охотников Амала. Несмотря на наш плотный огонь, нагайцы преодолели боевой заслон и пошли на эту маленькую кучку наших бойцов, среди которых был и мой друг. Ещё мгновение, и они сошлись. Где-то внизу, прямо у стен, среди этой наступающей волчьей стаи, закрутился волчок смерти из рубящих бердышей. - Князь!!! Откроем ворота. Они же погибнут!!! - закричал я. - Не сметь!!! Нагайцы войдут в город - заорал на меня, в бешенстве, князь. Надо было что-то делать, и делать срочно ! Выхватив из рук рядом стоящего молодого парня зажжённый факел, я рванул на верх башни и, оттолкнув мужика на страже, зажёг приготовленную сигнальную нишу с просмолённой соломой. Вверх поднялись клубы чёрного дыма…. - Не сметь!!! Рано!! - откуда-то снизу заголосил князь, почти срывавшийся на истерический крик. - Да пошёл ты, сука!!! - заорал я в ответ. И тут, вдалеке, я увидел, как из леса, отсекая и рубя тыл нагайцев, к лагерю выкатывает лавина тяжеловооруженных русских всадников…. Слёзы радости потекли у меня по щекам… НАШИ!!!!! Там, внизу, на поле битвы, на секунду всё стихло, а потом перешло в обратное движение. Нагайцы не выдержали и побежали, боясь попасть в тиски из наступающих и бывших осаждённых. Потом кто-то, всё же, открыл центральные ворота, и все, кто мог держать оружие, рванули в последний бой на отступающего врага.. - За Русь!!!!!… - Там, впереди, в рядах наступающих защитников города, кто-то поднял княжеский стяг, словно знак нашей ПОБЕДЫ!!! Потом была сеча обречённых с наступающими. Воздух пронзил грохот выстрелов, треск от ударов копий и мечей да крики умирающих. Под вечер всё было кончено. Мы победили…. Всё поле и ров были устланы телами нагайцев и защитников крепости. Кто-то ходил и добивал раненых нагайцев, а кто-то искал своего родного отца, брата или сына, полёгшего, или раненого в этой сече. Я присоединился к рыскающим, и, осматривая растерянным взглядом изуродованные тела, застывшие в последней ужасающей позе, искал своего друга. Стоял тяжёлый запах свежей крови, от которого кружилась голова и становилось дурно. Я разгребал грязные, окровавленные трупы, ища до боли знакомую фигуру. Кто-то хватал меня за сапоги, моля о помощи, я же, не останавливаясь, выдёргивал ногу и брёл дальше, пока не завидел, широко раскинувшего руки, мёртвого Лёху. Сев рядом с телом друга, обхватив за плечи, я крепко прижал его к себе. Слёзы дикой душевной боли, горечи и обиды хлынули из моих глаз. - Держись!! Память ему вечная!! Жаль, не увидел вас вместе - услышал я дрожащий голос Глеба. Его рука опустилась на моё плечо и крепко его сдавила. - Не уберёг я друга ! Сволочь, я !!! - прокричал я, в горе и отчаянии. В этот момент, мы с Глебом, услышали сдавленный, еле слышный стон Лёхи. - Живой !!! - заорали мы и, уже не сдерживаясь, зарыдали от счастья. Тотчас, из двух обломков копий и старого нагайского халата были сделаны носилки, на которые мы аккуратно переложили Лёху. - Куда понесём? - спросил Глеб. - К Тэро. Он один знает, как нам помочь ! - ответил я. - К колдуну? - боязливо переспросил Глеб. - Понесли быстрей, а то помрёт - поторопил я его. Спотыкаясь о трупы, мы понесли раннего Лёху в сторону городских ворот.
  6. Джокер

    Серебро закамское

    Ну понятно. Короче на уровне слухов , про бои . Как и про подземный ход который ведет в Соликамск. Пикник у них был в Соли Камской , а точнее они его полностью вырезали . С Пыскора отлично видать Соликамск и то , что там его жгут было тоже понятно . Просто у Строгоновых изначально , не заладились отношение с Соликамским воеводой . Нечего личного , просто в бизнесе нет друзей. Пыскор попал под монастырь изначально , для того что приблизится к Соликамску . Как раз Соликамский воевода , отписал царю , о том что Строгоновы за счет монастыря приблизились к его вотчинам и подбераются к его варницам . В ответ получил от царя , что земли церковные святые и не кому не принадлежат . Вот и не сунулся когда мочили конкурента . Нет конкурента , меньше проблем. Потом Строгонов умудрился гнобить вогулов , по Яйве . Удивительно , но факт .... Строгонова оттянул Борис Годунов по челобитной вогулов, за захват ихних земель . По поводу ссылки . Вы знаете сейчас так много источников по истории . Я же просил указать упоминание в летописях. В вашем источнике 1572 год упоминается .С какой летописи это взято ? Человек указал Строгановскую летопись: .... Строгановская летопись: В те же времена двунадесятые годины (1581) и в число дневи на память преподобного нашего отца Симеона Столпника (1 сентября) ... и приидоша под Канкор и под Кергедан городки. Вы там определитесь пикник был или бои и в каком году.
  7. По пунктам 1 . В музее - И.Ф. Коновалова . Нечего не меняется. Что было 20 лет назад , все так же и осталось , а остальное по прежнему в запасниках.Не задавались вопросом , когда они делали новые выставки из своих запасников ? За себя отвечу . Нынче был . нечего за 20 лет не изменилось . 2, Усадьба Галицына . Что там смотреть ? Вы поделитесь на досуге.... 3. Чердынский музей почти весь из наводелов. Хотите увидеть оригиналы ? Тогда в Питер ... в Эрмитаж. 4. В Белогорском монастыре вечный долгосторой . Был....честно не вдохновил.Мне кажется , сколько бы Лукойл бы не вкладывал денег , долгосторой будет у них по жизнено . Догадайтесь, почему... 5. Перми-36. Без слов .У нас этих 36 тых Пермь хватает до и выше.
  8. Ну и ладушки ... Дай Бог , что бы у вас все было хорошо ...
  9. Без обид дружище !!! Раньше я гордился этим городом , теперь нет . Как то перестал и причин становится все все больше и больше с каждым годом. Поздно уезжать , а вот дети уже уехали и не кто не собирается обратно . Печально и только ...
  10. У каждого свой критерий по оплачиваемой работе ( в нашем гетто от 15 до 25 ) . В крупных городах совсем по другому. От себя добавлю . Молодца , что уезжаешь . У этого городишки нет будущего . Хотя есть . Переродится из городишки в ПГТ , а потом в Дедюхин с его островами .
  11. Джокер

    Серебро закамское

    К чему это? Если про бои под Пыскором, то нет даже слова о боях или разорении . В общем летописей было несколько, да и события подводятся не по одному источнику. Там тоже тишина.
  12. Джокер

    Прорыв. ( повесть )

    Меня тащили, словно слепого котенка, и я не мог понять, куда. Внезапно, сталь большого ножа, разом, срезала кожаные ремешки крепления забрала, и я увидел всю картину происходящего. Где-то там, за рвом, словно пролегла улица смерти, на которой лежали тела убитых и тяжело раненых нагайцев. Пушка, своим выстрелом, словно катком, проложила смертельную просеку. Тем временем, выжившие после страшного выстрела нашнй пушки, нагайцы, стали приходить в себя, и собираться на штурм. Рядом со мной стояли мои друзья, Беляй, Емельян, Никита, Агофон и, запыхавшийся, Иннокентий. - Пушка где ? – заорал я на Никиту с Агофоном. - Закатили !!! - радостно ответил Агофон. - Вы почему не там ? – - Тебя спасать надо было – ответил, уже, Никита. - Хорош болтать !!! Держись ! К бою !!! Идут, нехристи. Бердышами, сначала, подрезайте по ногам, потом добивайте. Умрём с честью !!! - прервал наши разговоры урядник Емеля, и в руки мне кто-то сунул стрелецкий бердыш. Впереди, преодолев крепостной ров, показались первые нагайцы. Сцепившись в небольшой клубок, мы приготовились к последней сече. - Пли !!!! - раздался, со стороны крепостной стены, Сашкин вопль, а, следом, грохот пищального залпа. Сразу же, упали несколько нагайцев, однако, это не остановило их основную, ползущую на нас, массу. Где-то сверху, над нами пронёсся дождь из смертельно опасных стрел, посланный врагу нашими охотниками вогулами. Тем не менее, постепенно, масса наступающих нагайцев обхватила нас, и мы сошлись в этой жуткой рукопашной резне. Первым я ударил худого, жилистого нагайца. Охнув, он схватился за ноги, и я добил его вторым ударом. Потом, я уже просто бил и бил своим бердышем, не разбирая жертв, забрызганный своей и чужой кровью. Где-то, рядом, захрипел подрубленный Беляй. Охнул и застонал Иннокентий. Ещё немного, и нас смели бы, как пушинку ! Но, вдруг, нагайцы остановились и резко побежали в обратную сторону, прочь от стен. Со стороны леса, отсекая бегущих нагайцев от их лагеря, разворачивалась лавина атакующих всадников. - За Русь !!! - донеслось до нас. Это был Глебушка, с долгожданной подмогой. Где-то, за нашими спинами, начали открываться ворота, и все, кто мог держать оружие, двинулись в свой последний, победный ПРОРЫВ. К нам, окровавленным, но живым, подбежал какой-то незнакомый стрелец и, протянув мне шест, с прикрепленным к нему полотнищем, прокричал… - Княже, твой стяг !!! Веди нас на нехристей !!! Мы с тобой !!!! Вот так, во второй раз, я стал князем, только уже, с боевым православном стягом, и, снова на острие боя. - За Русь !!! - заорал я и, взяв стяг в руки, повёл людей в свою последнюю атаку. Потом был резкий удар в грудь и боль, которая накрыла меня полностью. Последнее, что я успел сказать, было … - Стяг !!! - и я провалился в темноту.
  13. Джокер

    Прорыв. ( повесть )

    Глава 13 . Восхождение - Паха !!!! Вставай, родной, тебя князь срочно к себе требует - вывел меня из полусна тревожный голос урядника Емельяна. - К чему такая срочность? - спросил я, еле приходя в себя от мимолётного сна. - Его и спросишь. Давай очнись быстрей, и пошли - прервал мои потягивания и глупые вопросы, урядник. На улице стояла глубокая ночь, ярко-звездная и, по осеннему, холодная. Город озаряли всполохи факелов караульных на крепостной стене и, где-то вдали, была слышна их дежурная перекличка. - Спасская жива? - - Жива !!! - - Наугольная жива? – - Жива !!! – - Круглая жива? – -Жива !!! – Город жил, боролся и сопротивлялся. Усталый, больной, обескровленный, но не сломленный духом. Пройдя охрану у воеводского дома, мы поднялись по крыльцу и попали в воеводские палаты. У стола, над маленьким грязным лоскутком на лежащем наконечнике стрелы наклонились воевода, Саня и настоятель Серафим. Между ними шла оживлённая беседа. - Думаю, что не Глеб это прислал ! Это хитрость Кихека и, пса поганого Афоньки. Они только и ждут,что бы мы выщли из из крепости и дать им ударить по нам .Это замануха - нервно проговорил князь, возбуждённо потирая ладони. - Позволь, княже, слово молвить - попросил Саня. - Да говори уже !!! Тут все свои ! - скомандовал князь. - Я думаю, что Глеб прорвался и встретил наш боевой отряд на своём пути, а это его весточка , что они рядом стоят – ответил Саня. - Ну, не знаю - задумчиво ответил князь. - Полагаю, что сотник прав - вступил в разговор настоятель Серафим. - Ты-то, почему так думаешь, святой отец? - спросил настоятеля князь. - Максим и Никита Строгоновы хотели вызвать в помощь, от нагайских налётов, атамана Ваську Алянина, с его товарищами. От Максимки и Никитки я и слыхал, когда, в прошлом году, монастырь Пыскорский Преображенский посещал. Они всё не могли простить нагайцам побоище на Берёзовом острове, когда соляной обоз был разграблен. - не смутившись, ответил Серафим. - Эти Строгоновы только о своих обозах и думают !!! Только своё на уме! А где они были, когда Соль Камскую нагайцы резали? С горки Преображенского монастыря смотрели, из Пыскора как горит и умирает в муках, Соль Камская - вскипел князь. Наступила тревожная тишина, которую прервало кряхтение Емельяна. - Привел? - спросил князь, обратив на меня злой взгляд. - Всё сделал, как ты велел, князь батюшка - промолвил урядник, притихший, от гневного княжеского голоса. - Иди-ка сюда, пушкарь - позвал меня к столу князь. Подойдя к столу, я ощутил на себе настороженные взгляды всех, присутствующих в комнате. - Пушка готова? - спросил князь, пытливо вглядываясь мне в глаза. - Да, князь батюшка. Всё готово к бою! - ответил я . Князь радостно хлопнул в ладоши и, совершенно неожиданно, обнял меня. - Вот, хоть одна радостная весть !!! С этого дня, ты, Паха Пачгин будешь десятским. Сей чин десятского, даю тебе, как наделённый властью, от помазанника Божьего, царя нашего, Василия. Также, даю тебе надел земельный, где пожелаешь! А помощникам твоим, каждому по алтыну и наделу земельному, на веки вечные! - Спасибо тебе, княже! - и я опустился на колени перед князем. - Вставай, вставай с колен. Давай-ка, лучше, к столу. Может и ты дашь нам верный совет - проговорил князь, жестом приглашая к столу. Уже в возле стола, мне придвинули тот самый лоскуток, на котором была короткая записка. Записка гласила: ....Дайте сигнал к нападению. Стоим рядом. ...Подпись была Глеб. Что это было ? Засада, или донесение Глеба. Единого мнения, за княжьим столом, не было. Князь сомневался, а Серафим с Сашкой были уверены в том, что это, именно Глеб прислал весточку. Единственное, в чём пришли к общему мнению, так это в том, что сигнал можно подать, выстрелив из пушки. - У нас всего три выстрела. Не дай Бог, ветер будет! Снесёт всю нашу картечь мимо! – мрачно сказал Сашка. - Да уж, как и дым от наших сигнальных костров - поддакнул ему Серафим. - Эх, нам бы что нибудь такое, озорное и злое, чтобы ошеломить нагайцев - задумчиво произнес князь. Вот тут меня и озарило, и я, решив забрать все лавры себе, попросил - Дозволь, княже, слово молвить. - - Говори, если дельное что есть - строго ответил князь. - Обманем Кихека и его войско. Скажем, что согласны на сдачу Чердыни и готовим богатый выкуп за город, от разорения. Только, под лежащим на телеге выкупом, будет пушка. Точнее, на телегу с пушкой, навалим шубы, утварь. Типа, берите! Только, когда поближе подойдут, мы из пушки по ним и ударим. Они жадные, клюнут. Не сомневайся, княже! - - Так просто не клюнут. Переговорщик нужен, который их, к лжевыкупу, и подманит. У нас такого нет. - Есть ! - ответил я. - Кто же он? - нервно спросил князь. - Я – был мой твёрдый ответ. - Как же ты приблизишься к ним? Они же сразу поймут, что ты холоп - засомневался князь. - Не гневись, княже, но для этого мне доспехи твои понадобятся - сказал я смиренно. - Дам, на благое дело. Только, жаль мне тебя, пушкарь! Убьют тебя! - уже дрогнувшим голосом промолвил князь. - Ничего, сберегусь. Я пойду к ним с белым платком. Как только кину его, стреляйте по ним - - Как же ты спасёшься ? Ведь посечёт ! – вступил, молчавший до этого, Серафим. - Так я же в ров крепостной упаду, до выстрела пару мгновений будет ! - ответил я бодро, хотя понимал, что шансов выжить у меня мало ! - Ай, да молодца !!! Выживешь, сразу чин урядника дам, и в посадские люди введу ! - уже весело затараторил князь, и, в ту же секунду, был остановлен криком Сашки: - НЕ ПУЩУ !!!! - Резко повернувшись, князь обрушился на него. - Забыл, смерд, кто тут главный. Ещё слово и голова с плеч полетит ! – В комнате наступило тяжелое молчание, которое снова прервал Сашка. Лицо его было бледно, речь почти бессвязна. - Прости, князюшка. Бес попутал. Может кого другого пошлём ? - уже жалостливо закончил он. - Нет !!! Сам вызвался, сам и пойдёт ! - грубо оборвал его князь. - Охотников, в помощь, сам найдешь ? - снова обратился ко мне князь. - Найду - - Скажи, если что с ними случится, не обижу. Жёнок и детей поддержу - твёрдо сказал князь. - Скажу - ответил я. - Емельян, - позвал князь урядника. - Тут я, батюшка князюшка. - отозвался из угла урядник. - Утром объявишь нагайцам, что назавтра, в полдень, сдаём крепость. Пускай они собираются, с их командиром, у ворот Спасской – - Будет сделано, батюшка – - Вот и проверим, и пушку, и подмогу, подошла она, или нет. - подвёл итог разговора князь. Рассказав свом работникам всё о разговоре с князем, я, тут же, получил охотников на эту страшную вылазку. - Ты, Паха, прости, но полюбился ты нам, и на смерть, одного, мы тебя отпускать не хотим. Вместе пойдём. - сказал Беляй обыденно, так, словно разговор шёл о рыбалке, или дойке коровы. - У тебя, ведь, баба на сносях и дети маленькие. - сказал я с тоской, Беляю. - Вот вырастут, будут батю вспоминать ! Чай, на святое дело идём. - ответил, так же равнодушно, Беляй. - Ты что это, всё про себя, да про себя! А мы что, конопатые ? - недовольно загалдели Иннокентий, Никитка и Агофон. - Да стойте же вы, дрозды !!! МЫ НА СМЕРТЬ ИДЁМ !! Вы это, хоть, понимаете?! Не на гулянку к девкам !!! - оборвал я их галдёж. - Знаем мы всё это! Только вот, за спиной у нас город со стариками, бабами и детками нашими. Спасти их, дело СВЯТОЕ ! Для этого и живота своего не жалко ! - за всех ответил Инокентий. - Тогда слушай мой приказ. - жёстко заявил я – - после выстрела, в бой не вступать ! Любой ценой, пушку затащить за ворота, чтобы она не попала к нагайцам! Ясно ? – - Оно, знамо - снова загалдели мужики. Всю ночь я не давал мужикам спать, тренируя их на закладку заряда в пушку. Получалось около трёх минут, и это радовало. Только под утро, упав на овчины, все сразу погрузились в глубокий сон. Проснулись мы уже под вечер. Нас накормили и сводили в баню, после чего, выдали белое льняное белье, портки и рубаху. Наступила последняя ночь перед решающим боем. Мужиков отпустили по домам, попрощаться с жёнками и детьми. Я снова остался один в этом большом, и уже полюбившемся амбаре. Ночью пришёл Сашка. Хотя, лучше бы, не приходил. Сев рядом со мной на тулуп, он, вдруг, громко расплакался, как ребёнок, у которого отнимали любимую игрушку, жалостливо и громко. Мне стало жаль его. - Саня, да кончай ты !! Что с тобой ?? - попытался я успокоить друга. - Тебя тяжело ранят в этом бою, и ты умрёшь. Вот, что сказал про тебя Тэро – - Ну, значит судьба такая !! Лично я думал, что мы с тобой ещё Клинского попьём ! Видать, не выйдет. Ну чтож, тогда ты за меня выпьешь ! – - Лёша, откажись !!! Я уже и добровольца нашёл, за тебя – - Не выйдет, Саня !! Со мной мужики пойдут, и я теперь в ответе за них - ответил я другу, и добавил - - Себе не прощу, а, вечно, от вины вечно нельзя утаиваться ! Кто мне простит гибель простых людей ? Ты, Господь ?! ДА НИКТО !!!! - Лёха !!! - Иди, сотник. Мне ещё выспаться надо ! День тяжёлый будет - сказал я и отвернулся от друга, словно от чужого человека. С утра всё пришло в движение. Сначала появились мои помощники, слегка располневшие от надетых под рубахами кольчуг, и, тут же, начали перетаскивать все ценные вещи из воеводского дома, в амбар, на нашу тачанку. Через час, она уже напоминала простую телегу, заваленную, с верхом, ценностями. Наверху, большим холмом, лежали горностаевые и песцовые меха, вперемежку с серебряными и позолоченными кубками и прочими ценностями, вынесенными из купеческих и воеводского домов. Дошла очередь до меня. Ко мне подошёл Емельян и ласково сказал. - Пойдем, Паха, в князя рядиться. - Два княжеских холопа начали надевать на меня княжеское одеяние. Я сразу почувствовал вес боевого средневекового снаряжения. Это был уже не тот броник, который я таскал в одной южной стране, весом в двенадцать кило. Тут же, всё, вместе с кольчугой, тянуло на тридцать - сорок. После того, как мне закрепили наручи, на руках и ногах, я, почему-то вспомнив фильм "Робокоп", рассмеялся но, тут же, осёкся. Все окружающие смотрели на меня, словно на приговорённого к смерти. - Чего зенки вылупили ? - набросился на всех за меня Емельян. - Кончай, Емельян !!! Всё нормально, не виноваты они - успокоил я его и попросил - Давай, лучше собери моих помощников. Я им последние указания дам. Когда пришли мужики, я, жёстко распределил всем их роли. - Иннокентий и Беляй, вы на пушке !!! От вас зависит предстоящий выстрел. Штыри для запального отверстия у вас? Запальные фитили тлеют ? - Штыри у нас, и запальники тлеют - чуть ли не хором ответили Иннокентий с Белям. - Мы помним, как надо ! Протыкаем заряд в туесе, на поджиг, штырём. Через запальное отверстие, подсыпаем пороха, и, запальником, на выстрел - - Молодцы !!! Всё верно ! - похвалил я мужиков и продолжил, обращаясь, уже, к Никитке и Агофону. - Вы,сразу, крепИте оглобли телеги на упор от отдачи. Потом, после выстрела, быстро затаскивайте телегу с пушкой за ворота. Пушка, это СВЯТОЕ, и к врагу она не должна попасть ! Всё зависит от вашей силы и расторопности. Всё ясно ? - спросил я. - Всё ! - ответил, за себя и Никиту, Агофон. - Вот и ладушки. Давайте обнимемся ! Кто его знает, удастся-ли ещё, когда, обнять кого из вас ! - предложил я, и мы все, дружно, обнялись и попросили друг у друга прощения. - Надевай на меня шлем, Емеля. И забрало закрой - попросил я. - Подожди, успеешь ещё ! Не слышишь, служба идёт на площади ? - остановил меня Емельян. Я, и вправду, услышал, еле уловимый голос молитвы, читаемой для нас иноком Серафимом. Чудотворче Георгие! Призри на ны скорою твоею помощию и умоли человеколюбца Бога, да не осудит нас грешных по беззакониям нашим, но да сотворит с нами по велицей Своей милости. Не презри моления нашего, но испроси нам у Христа Бога нашего тихое и богоугодное житие, здравие же душевное и телесное, земли плодородие и во всем изобилие, и да не во зло обратим благая, даруемая нам тобою от всещедраго Бога, но во славу святаго имене Его и в прославление крепкаго твоего заступления, да подаст Он православному народу нашему на супостаты одоление и да укрепит нас непременяемым миром и благословением. Изряднее же да оградит нас святых Ангел Своих. Ополчением, во еже избавитися нам, по исходе нашем из жития сего, от козней лукаваго и тяжких воздушных мытарств его, и неосужденным предстати престолу Господа славы. Услыши нас, страстотерпче Христов Георгие, и моли за ны непрестанно триипостасного Владыку всех Бога, да благодатию Его и человеколюбием, твоею же помощию и заступлением, обрящем милость со Ангелы и Архангелы и всеми святыми одесную правосуднаго Судии стати, и того выну славити со Отцем и Святым Духом, ныне и присно и во веки веков. Аминь. - Вот теперь можно, крепить шлем и выдвигаться - сказал мне Емеля и, после этого, надев мне на голову шлем, начал крепить его к плечевым доспехам. Закрепив шлем, он зафиксировал ремешками забрало, которое плотно закрыло всё мое лицо. - Готово !! - сказал, спустя некоторое время, Емельян. - Ну, значит, пойдём - ответил я, и мы двинулись по направлению к Спасской башне. Со стороны, это была странная процессия. В другой ситуации, я назвал бы ее трагикомичной. Представьте, Робокоп, торжественно выступающий перед большой телегой китайских челноков, полной всякой всячины. Мы шли, в полной тишине, через весь человеческий коридор. Никто не говорил, не кричал или, даже, просто шептался. Стояла гробовая тишина.Это было похоже на похороны, только, безмолвные.Хоронили нас , а мы шли просто спасть город. У самых ворот нас остановили Серафим с князем. - Готовы ? - спросил князь - Тогда, с Богом, и простите, если я был с вами не справедлив ! - сказал князь и махнул рукой, давая сигнал на открытие ворот. Перед нами стали медленно раскрываться их огромные ставни - крылья. Первое, что меня оглушило, это радостный вопль многосотенной толпы нагайцев, стоявших, прижавшись к другу, плотной стеной, на краю, разделяющего нас, крепостного рва. Их эмоции хлестали через край, словно любимая команда забила гол в ворота противника. Сейчас, сейчас … Я вам, твари, гол кровавый забью, за всех убиенных, и тех, кого вы ещё хотите убить ….пронеслось в моей голове. Тот котроткий отрезок времени, за который я преодолел расстояние в двадцать метров, от ворот до крепостного рва, показался мне вечностью. Я насквозь промок от холодного пота, словно меня окатили водой из ведра. Рука предательски дрожала. , та самая державшая белый платок и я начал читать свою последнею молитву. "Господи !!! Да дай же умереть мне, достойно и быстро, сразу и мгновенно … Смилуйся, Господи, и прости раба твоего грешного, Лёху, за грехи его… Когда же концовка будет ? Только бы выдержать всё с честью, до конца !…… Ещё, ещё немного"... .. Двенадцать …тринадцать … четырнадцать - пятнадцать .. шестнадцать ..семнадцать восемнадцать ..ВСЁ !!!!!! … ПЛЯТЬ !!!! …Прощайте, МУЖИКИ !!! - и я, бросив белый платок, прыгнул в зияющую бездну крепостного рва, словно в свой последний затяжной прыжок, в НЕБЫТИЕ ПРОШЛОЙ ЖИЗНИ … в этом секундном полёте, передо мной, словно в кино, промелькнула вся моя жизнь. Детство, школа, первая любовь и семья. Потом резкий удар, от падения на что-то мягкое и вонючее. И, сразу, сверху ударил резкий и оглушительный гром моей пушки. ВуууууууууууХХХХ … пронеслось с визгом и грохотом. Незамедлительно, следом, раздался вопль ужаса, смерти, отчаяния и боли …. АААААААААААААААААА!!!!!!!!!!!!!!!!!!! Господи !!! Мы это сделали !!! Теперь можно и умирать ! И я расслабленно вытянулся на этом грязном и вонючем покрывале из мёртвых тел, на дне крепостного рва. Через забрало, закрывавшее моё лицо, я почти ничего не видел. Я просто лежал и ждал смерти. Выкарабкаться самостоятельно изо рва я, реально, не мог, так как мешала масса доспехов и забрало. Дёргаться же понапрасну, было, как мухе, попавшей в мёд. Так я и лежал, пока несколько пар крепких рук, в одно мгновение, не вздернули меня из лежачего положения и выкинули наверх.
  14. Джокер

    Прорыв. ( повесть )

    Глава 12 . Амбар. Посидев ещё минут пять, все тихо разошлись. Обида за очередную подставу переполняла меня. Выйдя на крыльцо воеводского дома, я решил всё высказать другу. - Сука ты, Саня !!! - вскипел я. - Знаешь, Лёха, ты, конечно, прав! Сука и есть! Только, кому ещё я мог доверить пушку? - начал оправдываться Саня. - Мог бы и предупредить !!! Тебя кто за язык тянул? Ты где во мне пушкаря нашёл? – - Вот ты, Лёха, кем в армии был? - спросил, невозмутимо, Саня. - Миномётчиком - ответил я машинально. - Ну, дак тебе и карты в руки!!! Век-то шестнадцатый. Им, дурням, не понять ни хера, ни в баллистике, ни в корректировке огня. - - Ты охерел !!! - завопил я - Это же не миномёт, а, просто, здоровая поджига !!! - Не ори, а то, точно, поймут, что мы не те, за кого себя выдаём - ответил Саня. Мы замолчали. Во мне ещё бурлили обида и злость на друга за подставу, за "шута и холопа", за моё выступление на княжеской вечеринке. Может быть, мы так, молча, и разошлись бы в караул, но Саня нарушил молчание. - Лёша !!! Не злись! Всё очень серьёзно, и от тебя очень много зависит. На кону жизнь города, а это значит, жизнь стариков, детей, женщин и других простых людей. Поверь, кто, как не ты, может что-то придумать с пушкой. Они даже не знают, как к ней подойти. Не обижайся ты на меня, ради Бога! Хочешь, на колени встану? – - Долпоеп ты, Саня !!! Вот тут, точно, не поймут, как это сотник на коленях стоит, перед бывшим скоморохом! - ответил я, насупившись. - Ну что, поможешь? - уже тоскливо сказал Саня. - Помогу !!! Только, у нас миномёты были все 1939го года изготовления – - Ладно, хоть, не 1539го! - усмехнулся Саня и протянул мне руку, которую я, нехотя, пожал, отлично понимая, что наша пушка, это наша последняя надежда. - Саня, тебе можно вопрос? - спросил я друга. - Я же сотник, так что можешь хоть целую сотню задавать, без проблем! - с хитрой, доброжелательной улыбкой ответил мне друг. - Только в глаза, и только правду !!! - попросил я. - Честно, и правду! Зачем мне тебе лгать, Лёха? - ответил Саня. - Что тебе сказал Тэро , про меня? Говори честно !!!! выпалил я. Лицо друга перекосила гримаса отчаяния и тоски. Было видно, что мой вопрос застал его врасплох, и он не знал, что ответить. - Тэро сказал, что всё будет хорошо. Честно! - как-то не уверенно ответил побледневший, как полотно, Саня. - Врёшь , сука !!!! - Заткнись, тварь !!! Сейчас, точно, от сотника плетей получишь !!! Стража, ко мне !! - заорал Саня. В доли секунды, из темноты, вынырнули два мужика -- ополченец, со стрельцом. - Этого, - указывая на меня пальцем, приказал Сашка, - в амбар воеводский, под замОк. - Ясно, батюшка сотник - рявкнули мужики, завернув, в долю секунды, мне руки за спину. - Не бить, а накормить и спать уложить. Головой отвечаете! А ты, стрелец, найди мне нашего служивого, Иннокентия. Дело у меня к нему есть - сказал, уже поворачиваясь ко мне спиной, бывший мой друг, а, теперь уже, точно, сотник Матвей Соли Камской. - Не имеешь права! - попытался, было, я за бузить против Сашки. - Тащите мужики его в амбар, только не бейте его сильно ! Он нам, ой, как нужен, а я караулы проверять ушёл ..- закончил мою бузу Саня. И, в тот же момент, двое здоровых мужиков резво, но вежливо, потащили меня в господский амбар. Притащив меня по месту назначения, мужики закинули мне на сено тёплый овечий тулуп, и, выйдя прочь, громко захлопнули двери. Я остался один. Да уж, попал ….. Утром меня разбудил голос Иннокентия, который ласково тормошил меня за плечо. - Вставай, Паха друг. Я вот тебе поесть принёс. - Не хочу есть, и не буду! Так сотнику и передай - ответил я насупившись. Обида и злость на Сашку меня ещё не покинула, а тут ещё этот лакей на рисовался. - Ты что, друг милой !! Надо, надо поесть, а то мне, точно, сотник плетей выдаст. Я теперь за тебя головой своей отвечаю. - И много, кто ещё отвечает? - поинтересовался я. - Ну, кроме меня, ещё два стража из ополченцев, что за дверями - миролюбиво продолжал Иннокентий. - Эко вы, как лихо! Может ко мне уже никому нельзя? - мрачно промолвил я. - Поешь, и я к тебе Беляя пущу. Он на улице ждёт - улыбаясь ответил Иннокентий. - Давай, зови его. Потом поем - сказал я, решительно. - Точно поешь? - с сомнением поинтересовался Иннокентий. -Точно! - пообещал я своему дружелюбному стражу. Вскоре, в амбар, стряхивая промокшую от дождя одежду, вошёл Беляй, весь сырой и взлохмаченный. - Ну здравствуй, друже ! - поприветствовал он меня, и мы обнялись. - Сотник послал меня к тебе в услужение, а, по что, так и не сказал. Я так понимаю, что дело секретное и серьёзное - начал издалека Беляй. - Всё верно! Так оно и есть, дело серьёзное, и ты мне нужен будешь - ответил я. - Ход будем из крепости рыть? - снова, ненавязчиво, поинтересовался Беляй. - Нет !!! Пушку будем восстанавливать - ответил я ему. - Пушку ?! Да Господь с тобой, где же её взять-то? - удивленно произнес Беляй. - У Серафима - невозмутимо ответил я. - У кого? - уже в полной прострации переспросил Беляй. -У кого, у кого! У святого отца !! - начал закипать я. - Ладно, долго рассказывать. Мне надо четырёх надежных мастеровых мужиков.Только, чтобы ни одна вошь не узнала, что мы тут будем делать! - сказал я, пристально глядя на Беляя. - Нужны кузнец, мастер по телегам и двое подручных мужиков, хороших мастеровых. - Ну, кузнец-то у тебя и так уже есть - хитро заулыбался Беляй. - Это кто же? Уж не ты-ли? - удивился я. - Не, я больше по телегам. А вот Иннокентий, до службы, в Искоре был кузнецом - ответил Беляй, со своей широкой мужицкой улыбкой. - Давай, тащи его сюда. Вы там не сговорились, часом? - поинтересовался я. - Нет, хотя он и кум мне - уже со смехом ответил Беляй. Через пару минут, мы, уже втроём, уплетая, при этом, варёный горох с мясом, который предназначался для меня, начали дружно обсуждать, как тайно перетащить пушку из церкви в амбар. Пушку и порох было решено вытаскивать ночью. К вечеру, Иннокентий притащил ещё двух малоразговорчивых, здоровых мужиков. - Никитко и Агофон - представил нам будущих помощников Иннокентий. Мужики услужливо закивали головами, в знак приветствия. Команда была в сборе. Ночью тайно был перевезён в амбар весь порох, а, под самое утро, уже и сама пушка. Закипела работа, а её было много. Первое, что я сразу понял, это, что сделать ядра, в этой древней глуши, мне никогда не удастся. Квадратные ядра, ДА , но НЕ КРУГЛЫЕ. Оставался вариант картечи, которым я сразу озадачил Иннокентия. Указав на свой ноготь на мизинце, я попросил его сделать мне много, премного, таких осколков. Взяв за основу камушек, который напоминал маленькую гальку, Иннокентий ушёл в кузню, попросив перед этим, не искать его, в течении двух дней. Теперь дело встало за лафетом. Я попросил найти и конфисковать самую лучшую телегу. Через два дня, среди множества телег, притащенных местными жителями, мы выбрали большую и самую ладную. Её-то и отволокли в амбар Никитко и Агофон. Беляй занялся ходовой частью телеги, а Никитко и Агофон, из двух брёвен, начали строить ложе ствола пушки. Ложе должно было крепиться на телеге и иметь проушины, для крепления казённой части ствола. Полностью уйдя в работу, мы уже не понимали, где день, а где ночь. Все осознавали, что делаем общее дело, которое может переломить ход осады, подразумевая, при этом, что осада не может быть долгой, и, рано или поздно, наступит развязка. На концы тележных оглобель мы приделали кованые штыри для земли, которые должны были выполнять роль упоров, при отдаче. После того, как мужики укрепили брёвна, под проплешины пушки, на телегу, мы начали крепить на неё пушку, при помощи кованых полукружий, закреплённых на брёвнах, являвшихся основным настилом телеги. Получилась пушечная тачанка. Высоту пушечного уровня, мне пришлось выверять по мушке из хлебана конце ствола , наводя ствол на нарисованный углем, на двери амбара, круг. По моим расчётам, высота, по лини выстрела, должна быть в районе метра семидесяти. Самое то, для удачной стрельбы по головам нагайцев, и холкам их лошадей. Не приведи Господь , попасть мне под эту смертельную линию. Через два дня Иннокентий принёс мешок маленьких полукруглых заготовок, которые должны были стать картечью для наших зарядов. Скинув тяжеленную ношу, он присел в угол и устало сказал - Всё сделал, Паха, как ты велел. Устал, как волк, которого загнали – - Молодец !!! Ложись отдыхать. Мы уж тут сами, без тебя, справимся - похвалил я кузнеца. - Спасибо тебе, Паха !! Вздремну я малость. Если что, будите!- сказал, в ответ, Иннокентий, и сразу ушёл в угол амбара, где, на сене, лежали наши овчины. Через пару минут, оттуда уже слышался его равномерный храп. Теперь надо было решать с зарядом для пушки. Вот тут, точно, были проблемы! Во первых, что за порох мы имели, и сколько его надо, чтобы не разорвать пушку? По законам всех войн, и того, что мне вбили тогда в далеком восьмидесятом году перед отправкой в солнечный Афганистан, дымный порох, за свою тысячелетнюю историю ни хрена не изменился ни в составе, ни в способе приготовления. Мне сразу вспомнился старший прапорщик Заболотный. Подать сюда его самого , и его матчасть по ВВ ( взрывчатым веществам )!да не судьба , в ноябре 81 духи разбили колонну , и скинул Саня Заболотный и другие парни ... Точно , эти знания пригодились не там в той южной и страшной стране , а тут, в 1581м году. Айда, Заболотный , хоть и за это спасибо !!!! Вырвемся, я, точно, за тебя стакан с водкой подниму, товарищ прапорщик!Хотя и так каждый раз 9 мая поднимаю , за тебя и тех парней которых с нами нет . Вырваться бы …. Вырвемся !!! Не то еще проходили , а сейчас напрягай свою извилину , что бы вырваться... Если для ружья, весом 3,2 кг, заряд дроби должен быть не больше 40г, на пищаль, в среднем, идёт 3-4 грамма пороха, значит, на пушку, в среднем, уйдёт килограмма полтора. На заряд пушки картечью, у меня уйдёт два - три килограмма мелкого железа. Всё сделаем по максиму. Два килограмма пороха и четыре картечи. Решено !!!! Гулять, дак гулять! Видать, не зря мне Сашка не сказал, что поведал ему про меня Тэро. Да ладно, один раз живём! …Раз и нет тебя , а главное тварей побольше изничтожить .... Один раз живем. - Беляй, найди мне три туеска, и, как можно быстрей! - дал я указание Беляю, словно отвлекая себя от тревожных и мрачных мыслей. - Будет сделано - отрапортовал, как всегда невозмутимый, Беляй и, позвав с собой Никитку и Агофона, отправился на поиски простых берёзовых туесков. Через полчаса передо мной уже лежала небольшая кучка туесков, из которых три должны были послужить зарядами для нашей пушки. Сразу же встал вопрос, как измерить вес пороха и картечи для патрона. Однако, все мои страхи улетучились, когда, здесь же, в амбаре, обнаружились здоровые маятниковые весы и контрольная гиря, из небольшого соляного мешка, весом в один пуд. Всё оказалось проще простого, и, вскоре, все наши, уже взвешенные, компоненты заряда аккуратными кучками разлеглись на большом холсте. После небольшого перерыва мы начали снаряжать туески боевым зарядом. Сначала порох, потом, кусок войлока, который утрамбовывали деревянной колотушкой. Затем картечь и, снова, войлок, в роли пыжа. Выход туеска мы забили деревянной крышкой, обмазав его горячим воском. Через два часа, перед нашими взорами, стояли три туеска -- заряда, начинённых порохом и картечью. Оставалось, только, зарядить пушку, каждым по отдельности, и мы готовы к бою. Три снаряда, это сотни мёртвых врагов, и ещё один шаг к победе. От этих мыслей, на душе стало радостно и весело … - Молодцы вы, ребятушки !!! - похвалил я Беляя и Никитку с Агофоном, радостно глядя на них. - Тебе, друже, спасибо. Кто, как не ты, так дело знаешь! Мы бы без тебя вряд-ли, что сделали! - сказал мне вежливо и спокойно Беляй. И вдруг, неожиданно для меня, все три мужика низко поклонились мне в пояс. - Да ладно вам !!! Я бы и сам без вас не справился! - ответил я им, и добавил - Всем спать! Утром князю доложим, что всё сделали. Спать, спать, мужики !! - Когда мои помощники улеглись , я, упав на овчину, погрузился в долгий, как мне показалось, сон. Увы, он был короток! На пороге были новые события, в корне изменившие все наши расклады.
×
×
  • Создать...